Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

Фальсификация. Процесс Даниила Константинова

Вторник, 07 Октябрь 2014 22:10 Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

Фальсификация. Процесс Даниила Константинова. Это документальная лента о суде над Даниилом Константиновым, как принято считать, лидером националистов. Все начинается с митинга в Москве, а заканчивается полным беспределом. 

Прочитано 1108 раз

Комментарии  

+1 # edrid 20.10.2014 08:02
Очень радостная история. Оправдание - я фактически считаю: оправдание – русского Националиста Даниила Константинова, обвинявшегося в уголовном убийстве. Она наполовину радостная, потому что вместо того, чтобы оправдать его в убийстве, дело переквалифицировали на хулиганство и освободили по амнистии, что ли, в здании суда и, видимо, чтобы не отдавать под суд тех, кто это дело фабриковал. И я все равно рассматриваю это как часть победы общественного мнения и заслугу, в том числе, мой скромной персоны, потому что это был тот редчайший, подчеркиваю, случай, когда уголовное обвинение было сфабриковано с начала и до конца, что нехарактерно для наших правоохранительных органов, потому что на самом деле они фабрикуют обычно с начала и до конца такие истории, как у Навального, то есть они находят какой-то хозяйственный факт и начинают его называть преступлением или говорят, что Ходорковский украл все нефть. Чтобы с начала и до конца было слеплено обвинение, такого не было. Дальше началась совершеннейшая фантастика, потому что защита сказала: «Вот, пожалуйста, книга заказов ресторана и показанию людей, которые были не дне рождения». «А они врут!» - говорит обвинение. Хорошо. Вот снимки с этого дня рождения, сделанные матерью Константинова. Легко можно установить время и дату снимков. «А мы не можем установить дату и время снимков цифровой камеры», - говорит следствие, невинно хлопая глазами. «Хорошо, - говорят им, - вот Константинов выходил в интернет и этого кафе. Можете посмотреть, снять с его телефона». «А технических возможностей у нас это сделать нет», - говорит следствие, переходя уже все пределы мыслимой наглости. Им говорят: «Послушайте, Константинов ехал на этот день рождения, он с женой приехал. Он по дороге заехал в магазин, купил пароварку в подарок маме. Вот чек от пароварки, вот пароварка. Вот продавщица, которая опознала женщину, которая покупала пароварку и говорит, что с ней был молодой человек». «А вдруг это был не Константинов?» - говорит следствие. Ну, конечно, жена Константинова ехала на день рождения к родителям Константинова, но с собой взяла не Константинова, а кого-то другого. Это та часть, которая касается абсолютно неопровержимого алиби Константинова.

Вторая часть не менее фантастическая касается самих обстоятельств совершения убийства, потому что убили человека по фамилии Темников, показания давал его приятель Сафронов, и судя по тому, что мы знаем, это была обыкновенная бандитская стрелка. Почему? Потому что Сафронов уголовник, на котором пробы ставить негде, Темников его приятель. Они никуда из не выходили и не входили, они просто стояли на переходе, то есть они кого-то ждали. Более того значительная часть людей, которые на них напала, тоже не приехала на метро, то есть это, видимо, была другая местная банда.

Дальше они начали практически без слов драться, убили этого покойника Темникова. Сафронов убежал, но поскольку он был поранен, он практически тут же оказался в руках позиции. Что говорит уголовник в таком случае? Он говорит: «Ничего не знаю, никого не видел, не знаю, что случилось, неизвестно, с чего на меня напали». Совершенно явно, что этот человек, когда он сказал, что «не знаю почему и кто на нас напал», он просто врал, и это было очень легко убедиться в этом, скорей всего. Для этого надо было взять его сотовый телефон и сотовый телефон покойника и посмотреть, какие там были сделаны звонки. Скорей всего, там были сделаны звонки, связанные с «забитием стрелки». Следствие вместо этого потеряло оба сотовых телефона, невинно хлопая глазами и начало привязывать к этому делу человека, который имел абсолютное алиби только потому, что он участвовал в декабрьских протестах на Болотной и потому что оно считало его лидером националистов.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать